04:05 

Детский крик в центре мира

Keleo Iv Farn
Зачем тебе этот мир, если есть я?
Откуда ты? Откуда мы все? С чего это всё началось?
Нет, я совсем - даже очень абсолютно - не претендую, будто знаю ответ. Ответов нет. Я никак не могу узнать, что в ваших жизнях, но в моей есть только вопросы. И выставляя все бессмысленные точки, запятые, многоточия, я имею в виду в виду "?".
Я очень хорошо помню, что почти двадцать лет ждал мгновения, бессмысленно такого мгновения, условного, неопрятного, когда все - и я среди них - будут думать, что мне 23 года. Это ожидание чуда, неизвестного чуда под знаком вопроса, измучило меня, как может измучить секс с незнакомым и не слишком приятным человеком, - и сегодня я совершенно измотан, бессилен что-то объяснить и доказать. И в этом - мой инфант.
Как не понятна мне эта невозмутимая привычка прикрикивать на детей! Или бить. У меня не поднимется рука ударить холст Моне. И кто, кто не осудит человека, бьющего вдребезги Мелосскую Венеру? Так отчего же никто не останавливает эту безмерную руку, бьющую по лицу маленькое, нежное, безусловное создание - дитя?
Я знаком со многими очень образованными, талантливыми, да просто умными людьми. Они всматриваются в текст "Идиота", вслушиваются в струны скрипок и виолончелей, часами - медленно, вдумчиво, чувственно и уважительно - перемещаются по залам арт-галерей. И мы думаем о них что-то, как-то их себе представляем. Но есть в их жизни такие человечки, которым нет нужды и возможности представлять их себе. Для этих человечков все мои эти знакомые - просто есть, даже в большей степени, чем земля или время.
Когда я общаюсь с детьми, так часто слышу "взрослые фразы", в которых безошибочно угадываются голоса мамы или папы. Но так редко, катастрофически нечасто прямо, от мам и пап я могу услышать их ребёнка. И не стоит думать, что я упрекаю родителей в нелюбви, будто бы я так имею в виду. Но как печальна эта история, в которой посторонние, сиюминутные явления, бытовые и совершенно неинтересные штуки заслоняют от глаз человека его детей, а вся какофония бытийности глушит нежный, тонкий, чистый голос, полный единственного искреннего, что может быть в жизни.
В детстве мне нравился брелок с обезьянками, каждая из которых смешно скрывала лапками глаза, уши или рот. Сейчас, когда скоро мне будет 24 (очень мало, но вполне хватает, чтобы, свихнись у меня что-то в мозгу, можно было наорать от безысходности на ребёнка, будь у меня такой), я думаю, что все эти обезьянки - как наши дети. "Так нельзя говорить!" "Не слушай - уходи!" "Отстань, мне некогда тебе объяснять!" Вы делаете из детей обезьянок, неспособных ни на что, кроме судорожного зажатия своих органов чувств, своих эмоций, мыслей, желаний, стремлений. Это всё, что я хочу спросить вас: "Зачем тебе это?"
И вот теперь мы уже много тысячелетий живём в страшном мире, жестоком и равнодушном, фатальном мире, жизнью, которая нам бесконечно надоела. Мы делаем и говорим такое, что превращает жизнь в ад, мы счастливы урывками, мы свободны в пределах. Мы - огромные обезьяны! Зажимаем себе попеременно рты, уши, глаза, иногда яйца, иногда сердца, иногда дефикальные аппараты своих тел этими великолепными лапами. К чему?
Ты не слышишь меня, потому что с самого детства никто не научил тебя слушать, вглядываться в то прекрасное и уродливое, чем является человек. Ты можешь отмахнуться от крика своего сына - и я совсем не удивлён, что ты можешь отмахнуться от моей жизни. И ты будешь говорить мне, что каждый образованный человек должен знать теорию эволюции? Возможно, должен. Но не нам - развращённым мартышкам - говорить об образовании, если нам не хватает духа послушать, о каких вселенских тайнах и чудесах рассказывают дети.
Откуда ты? Я не хочу, совсем не хочу, навязывать тебе своё мнение. Но я не буду молчать -буду потворствовать своему понятному и разумному капризу - скажу: ты вырос из ребёнка, которым и остаёшься. Ты думаешь, будто что-то изменилось с тех пор? Да. ты наивен, как и тогда. Посмотри: ничего ты не изменил. Ты всё так же зажимаешь свои глаза и уши какой-то снисходительной улыбкой, как мартышка. Даже мне совсем уже смешно.
Я задыхаюсь от ваших "взрослых" запахов, этих состоявшихся мыслей, этих слов, полных горечи об утраченном счастье. Я хочу плакать - и плачу. От вас. Из-за вас. И за ваших детей. Вы кричите на шедевры словесности, вы лупите редчайшие по красоте картины. И только этим вы разрушаете себя. Я очень прошу вас: прекратите, пожалуйста! Ведь кроме ребёнка нет никого, кто бы мог дать настоящую надежду.

URL
   

Грёзы Эндимиона

главная